Умирающие дети имеют право уйти без боли
В Минздраве РФ заявили, что страна приступила к созданию реестра пациентов, которым необходимы сильнодействующие обезболивающие препараты.
В Минздраве РФ заявили, что страна приступила к созданию реестра пациентов, которым необходимы сильнодействующие обезболивающие препараты. Россия приблизилась к решению тяжелейшей проблемы, которая не решалась годами — доступности полноценной паллиативной помощи.

Проблемы доступа

«Уход из жизни моего ребенка был связан с непереносимыми болями. Время таких детей сочтено в отличие от времени тех, кто годами принимает решения, пишет и переписывает законы, — говорит мама трехлетнего Саши, ушедшего из жизни весной. — Право уйти без боли должно быть у каждого тяжелобольного ребенка, независимо от того, есть ли связи и родительского кармана».

Эта мама — одна из многих. По данным Минздрава России, 15-16 на 100 тысяч детей в России с онкологическими заболеваниями ежегодно нуждаются в паллиативной помощи, требующей, помимо духовных сил находящихся рядом людей, огромных материальных затрат.

К основным препаратам, доступность которых проблематична, прибавляется множество сопутствующих, для большинства сограждан по деньгам — неподъемных.

Казалось бы, новая редакция федерального закона «О наркотических средствах и психотропных веществах» от 31 декабря 2014 года должна была снять давно обсуждаемую проблему, облегчив доступ нуждающихся в паллиативной помощи пациентов к сильным обезболивающим лекарствам. Но…

Стереотипы и ограничения

«Несмотря на некоторые положительные перемены, у нас отсутствует правильно оформленное законодательство, четко определяющее структуру выдачи сильнодействующих препаратов. Их недостаток для паллиативной помощи обрекает больных на мучительную смерть, — утверждает главный внештатный детский специалист-онколог Минздрава Владимир Поляков.

Об этом он заявил на II Всероссийском Конгрессе «Современное состояние, новые возможности и перспективы социальной политики в отношении детей с тяжелыми заболеваниями» в Санкт-Петербурге.
По мнению медиков, чрезмерные нормативные ограничения в отношении морфия и других основных контролируемых паллиативных препаратов, несмотря на корректировку законодательства, по-прежнему лишают россиян доступа к полноценному обезболиванию.

«Врачи не должны бояться
выписывать обезболивающие препараты людям,
нуждающимся в паллиативной помощи,
а для этого необходимо «сломать»
в их головах сложившийся
за долгое время стереотип», —
считает главный внештатный специалист
комитета по здравоохранению Санкт-Петербурга
в области паллиативной помощи,
заслуженный врач России,
главный врач хосписа №2 Зоя Софиева


Кроме того, по ее мнению, следует со студенческой скамьи построить систему подготовки медицинских кадров таким образом, чтобы они не боялись работать с болью.

Клятва Гиппократа

Буквально накануне, 12 ноября, об открытии первой в России образовательной программы по оказанию паллиативной помощи заявил Большой петербургский университет (СПбГУ). Занятия начнутся в январе 2016 года, 144-часовой курс предполагает как теоретическую часть (исторические аспекты организации паллиативной помощи, организационные вопросы и технологии оказания помощи – медицинские, медико-психологические, социальные), так и практические занятия в хосписных учреждениях.

Как считает Софиева, «клятва Гиппократа сильнее официальных приказов». «Если пациенту необходимы обезболивающие, профессиональный врач руководствуется, прежде всего, клятвой Гиппократа», — объясняет она, и напоминает, что сегодня наблюдается значительное послабление со стороны Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН), руководство которой в июне текущего года отказалось проверять медицинские учреждения, которые выдают обезболивающие препараты. Приказ о запрете таких проверок издал глава ФСКН Виктор Иванов 26 июня, во Всемирный день борьбы с наркоманией.

Вместе с тем, Софиева согласна с вице-премьером правительства РФ Ольгой Голодец, заявившей на заседании Совета при правительстве РФ по вопросам попечительства в социальной сфере, 26 октября, что медикам, пациентам и их родным нужен четкий протокол обезболивания и единый реестр номеров полисов россиян, нуждающихся в паллиативной помощи.

«Есть смысл в создании такого реестра, и необходимо это, прежде всего, для определения потребности в обезболивающих препаратах», — объясняет она.

Надежда на федералов

«Обеспечение лекарствами детей с орфанными (редкими и сложными) заболеваниями в настоящее время отнесено к полномочиям регионов, которые далеко не всегда в силу разного экономического статуса в состоянии справиться с этой нагрузкой. Это большая системная ошибка. Мы просим, чтобы эту функцию передали на федеральный уровень, соответствующее обращение направлено в правительство», — прокомментировала ситуацию корреспонденту Федерального агентства политических новостей первый заместитель председателя Комитета по социальной политике Совета Федерации Людмила Косткина.
По ее словам, Санкт-Петербург преуспел в решении паллиативных проблем, но и для этого города, как для прочих регионов России большой проблемой остается полноценное лекарственное обеспечение.
«Минздрав России дает трансферты, но они не покрывают огромных расходов, необходимых на оказание паллиативной помощи. Особенно страшно, когда без обезболивающих препаратов остаются дети», — утверждает она.

Спасительные капли

К решению «паллиативных проблем» вплотную подключились законодатели. Вице-спикер Госдумы Андрей Исаев заявил о необходимости наладить в России производство детских форм наркотических анальгетиков. «Это будут не уколоы, а капли или сиропы, — объясняет он, говоря о морфине короткого действия, который пока есть только в уколах (колоть его надо каждые 4-6 часов). И уточняет, что применение таких анальгетиков может стать явью не раньше, чем через три года, после ряда клинических испытаний и регистрации. Не говоря уже о «благословении» со стороны государства на ускоренную регистрацию детской формы морфина.

Одна из заповедей Виктора Зорза,
которому принадлежит идея создания хосписов в России
(слово «хоспис» в переводе с английского — странноприимный дом):
«Мы работаем с живыми людьми. Только они умирают раньше нас».


Те, кому сегодня нужна паллиативная помощь, не могут ждать. Дефицит государственных средств, кризис и прочие катаклизмы — ничто не способно снизить степени нашей общей ответственности за последний отрезок жизни человека.

По оценкам Всемирной организации здравоохранения, ежегодно в мире в паллиативной медицинской помощи нуждаются 40 миллионов человек, 78% из которых живут в странах с низким и средним уровнем дохода. Получают паллиативную медицинскую помощь сегодня лишь около 14% нуждающихся в ней жителей планеты. Россия занимает 82-е место в мире по доступности обезболивающих препаратов для умирающих.
В Петербурге работают выездные хосписные бригады, принимают больных пять хосписов (один из них — детский) и четыре хосписных отделения в городских больницах в общей сложности на 240 коек плюс 10 коек в дневном стационаре.

Напомним, по определению Всемирной организации здравоохранения, «паллиативная помощь — это всесторонняя забота о пациенте, болезнь которого не поддается излечению, обеспеченная группой профессионалов».

Евгения Дылева
Made on
Tilda