Письмо волонтёра
Добрый день, дорогая моя N!
«Добрый день, дорогая моя N!

Мне вдруг очень захотелось поделиться с Вами новым, или не совсем новым? опытом из моей жизни.
Вчера я впервые была у одного из наших пациентов, ездила с батюшкой и доктором как волонтёр, который может оказать какую-то бытовую помощь, если в ней будет необходимость. Сейчас не могу сказать, что это произвело на меня какое-то сильное впечатление. Собственно говоря, потому и пишу Вам, чтобы разобраться в своих чувствах и эмоциях и, конечно же, поделиться с Вами.

Я не отношу себя к людям сентиментальным и особо восприимчивым к разного рода проявлениям в человеке болезни, этого в моей жизни было более чем достаточно: мама с бронхиальной астмой тяжелого течения (из-за неё она пережила четыре клинических смерти, одна из которых прямо на глазах у меня четырнадцатилетней), отчим со своим заболеванием, рядом с которым соматические болячки меркнут, сын всё с той же бронхиальной астмой, которая расцвела пышным цветом в возрасте четырёх лет и не отступала до пятнадцати (впрочем, и сейчас временами обостряется так, что ого-го), дочь с двумя! пороками сердца. И так уж получилось, что на протяжении практически всей моей жизни, а если быть точнее, с десяти лет, все эти "прелести" родных лежали на мне. Оглядываюсь назад и понимаю, что больше всего в моей жизни было... карет скорой помощи. Они стали моим кошмаром. Этих машин я перестала бояться лишь года четыре назад, когда моя дочь (доктор) выбрала для себя специальность "врач скорой помощи".

Рассказала я Вам это для того, чтобы стало ясно, почему меня не испугало ни состояние больного, которого мы вчера посетили, ни состояние его родственников. Не напугало, не заставило расчувствоваться, но что-то цапало внутри и уже вечером заставляло снова и снова вспоминать увиденное и пытаться осмыслить его.

Первая картинка, которая оживает, - это женщина, открывшая нам дверь, если быть более точной, её глаза, а в них страх, ожидание, растерянность и отсутствие надежды. Это старшая дочь нашего больного. Далее, вторая, сидящая на кровати с больным отцом, и поддерживающая его от падения на пол. Её глаза выражали всё те же страх, ожидание, растерянность, отсутствие надежды. Но самое главное - это "повисшее" в воздухе ощущение остановившейся жизни. Причём исходило оно не от больного, а от этих двух женщин, его дочерей. Он страдал, ему было больно, он временами кричал или громко стонал, но он, как это ни дико звучит, жил. Жил сквозь боль и отупение от этой боли, а они нет.

Это было неожиданно и странно. Так было в начале нашего визита. А потом... потом всё начало меняться. Приступила к работе наша доктор: вопросы-ответы, измерение давления, осмотр больного и опять вопросы-ответы, рекомендации. Заговорил батюшка. Очень доброжелательно, мягко, тактично, со знанием человеческой души и, что было неожиданно, медицинских нюансов. И началось движение, невидимое глазу, но совершенно явное движение каких-то... флюидов, что ли. Женщины, дочери больного, до того времени пребывавшие в состоянии, как мне показалось, полной растерянности, обрели способность мыслить, выстраивать алгоритм действий и решимость его исполнить. Они ожили. Это очень важно, т.к. для уходящего отца со смертью всё закончится (это, конечно же, неверное утверждение, т.к. жизнь после смерти - абсолютная реальность, но мы сделаем некоторую поправку на их неверие), а для них самих всё только начнётся. Плохое из их памяти сотрется, а хорошее станет выпуклым и ярким, и на фоне этого собственные дела, способные облегчить последние минуты отцовской жизни, но так и не совершённые, станут невыносимыми, а памятование о них отравит их дальнейшее существование. И вот этот результат нашего посещения, уже один только он, придает смысл всей нашей совместной деятельности, направленной на развитие хосписа.

Будет стационар и будет полноценная, эффективно функционирующая выездная служба - это не подлежит сомнению. Вера в это окрыляет меня. И не только меня, а каждого, кто трудится сегодня в меру своих сил и возможностей над решением этой, прямо скажем, непростой задачи. Не позволяет опустить руки и то обстоятельство, что в день Рождества Пресвятой Богородицы мы получили от Неё, как подтверждение правильности выбранного нами курса, бесценный дар - обещанное здание бывшей больницы посёлка Суховерково. Теперь у нас есть свой ДОМ, а значит нужно двигаться дальше. Нужно значит нужно. Будем...»

Волонтёр Тверского хосписа "АНАСТАСИЯ"
Made on
Tilda