8(4822)36-03-46
8 906 654 58 22
8 919 058 57 27

Нужен ли Твери хоспис?


В последние годы термин «паллиатив» все чаще встречается в СМИ, в соцсетях. Естественно, на это оказывает влияние то, что тема зазвучала на федеральном уровне. В Федеральном законе «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» есть соответствующая статья 37. Далее следует обновленный 7 мая этого года Порядок оказания паллиативной медицинской помощи взрослому населению, утвержденный приказом Минздрава РФ. Важность реформирования этой системы неоднократно подчеркивал Президент РФ, давая поручения Правительству РФ. 18 декабря прошлого года Владимир Путин назвал систему оказания паллиативной помощи «важнейшим направлением развития здравоохранения», «в высшей степени гуманной и милосердной задачей», «нравственным человеческим долгом».

Казалось бы, тема ясна. В разных странах она находит свое решение. В России долгое время о смерти говорить было не принято, и все здравоохранение было направлено в основном на тех, кто подлежит лечению. Безнадежные же пациенты оказывались за скобками системы. И вот в стране происходит переосмысление отношения к паллиативу. Но процесс этот весьма долгий. И многие люди до сих пор оказываются за скобками.

Дом жизни

Одной из форм оказания паллиативной помощи является хоспис. Это специализированное медицинское учреждение для ухода за неизлечимо больными людьми. Философия хосписа утверждает, что это не «дом смерти», но «дом жизни». В тверском регионе хосписа нет. То есть уточняю: отсутствует стационар, тот самый ДОМ, куда можно положить человека. А хосписная служба как выездная бригада и консультационный центр, слава Богу, существует. Благодаря энтузиастам-общественникам в 2014 году была зарегистрирована Медицинская автономная некоммерческая организация. 

«ТЖ» беседует с инициатором создания тверского хосписа «Анастасия» протоиереем Александром Шабановым.

– Тверь – город, где человек должен получить полный спектр заботы на протяжении всей жизни, от самого ее начала до самого конца. Родился – его принимают в роддоме, воспитывают в садике, учат в школе… Наступает момент, когда он болеет, его лечат. Но если болезнь переходит в неизлечимую стадию, он получает документ – выписан на симптоматическое лечение. И тогда в большинстве случаев он оказывается предоставлен сам себе и родственникам. 

– В Тверской области в разных районах открыты паллиативные отделения или койки. Ваша организация поддерживает с ними связь? И насколько, на ваш взгляд, они решают вопрос оказания паллиативной помощи?

– Да, мы посещали многие из открытых отделений. Наш сотрудник собрал информацию о количестве таких мест, которая подтверждается официальной статистикой. Из 36 районов паллиативные отделения есть в 14 ЦРБ плюс одно в Доме инвалидов (Бежецк) или койки, без отделения – в 7 ЦРБ. Это 305 коек, также 15 коек в областном клиническом противотуберкулезном диспансере и еще 5 платных в Бельской ЦРБ и 25 в Конаковской ЦРБ. Почти все они заняты. Я хочу отметить, что там работают золотые люди. Но условия в паллиативных отделениях и в хосписе совершенно разные. И наличие одних не отменяет необходимости существования другого. Так, например, в больничных отделениях медсестра одна на этаж, и у нее просто нет возможности оказать каждому столько внимания, сколько требуется. В хосписе в палате-комнате обстановка, приближенная к домашней, здесь могут круглосуточно находиться родственники, даже домашние животные. И в каждой палате – санузел. А в отделениях он один на коридор. Лежачие не в состоянии пользоваться им. Даже не во всех паллиативных отделениях есть обезболивание, так как не предусмотрена сейф-комната, нет транспорта, чтобы возить наркотики.

– Боль – страшное испытание, которому подвергаются пациенты на 4-й стадии онкологии. Она бьет и по родственникам, которые видят свое бессилие. 

– К нам многие обращаются с этой проблемой. Дело в том, что участковый врач, который ведет больного на дому, не всегда готов дать полноценную консультацию, это не его профиль. Да и достаточного времени у него нет, чтобы каждого такого пациента внимательно рассмотреть, как это делают наши врачи. Ведь если прописали антиболевую терапию, человека нужно продолжать сопровождать, появляется множество побочных эффектов, те же пролежни. Наши врач, медсестра оказывают такую помощь, выезжая на дом и уделяя каждому пациенту столько времени, сколько требуется.

Итак, выездная бригада, в которой работают врач по паллиативной медицинской помощи, медсестра, психотерапевт, священник, приезжает на дом, консультирует, оказывает медпомощь, учит родственников уходу и организации пространства, чтобы облегчить быт, жизнь. Для этого у тверского хосписа «Анастасия» есть все необходимые лицензии. Однако, повторимся, стационара, куда можно было бы определить больного на время, нет. 

– В большинстве областных городов России хосписы есть, – говорит о. Александр. 

– Это значит, человек там уверен – он не останется один на один с болезнью в свои последние дни. Кроме того, присутствие такого учреждения двигает людей помогать ему. Они хотят прикладывать туда свои эмоциональные, физические, финансовые силы, возможности. Волонтеры могут убираться в помещениях, вывозить пациентов на прогулку, разговаривать с ними, предоставлять свой транспорт, заниматься фандрайзингом. Это формирует гуманитарный лик города. 

Появление в нашем городе хосписа, пусть пока в урезанном виде, тоже отражается на лике Твери. Хоспису помогают благотворители. Но их усилий недостаточно, чтобы решить такую масштабную задачу. Напомним: в 2015 году областные власти отдали в пользование хоспису заброшенное здание больницы в поселке Суховерково Калининского района. При участии волонтеров учредители хосписа очистили территорию от старых деревьев, зарослей кустарников, прибрались внутри и заколотили побитые окна. По предварительным оценкам, на реконструкцию бывшей больницы под стационар потребуется порядка 50 млн 
рублей. Собрать такую сумму возможно только при реальной спонсорской помощи и государственной поддержке. Уже был сделан первый проект здания и прилегающей территории. Проектом предусмотрено строительство второго этажа для персонала. На первом будет размещено все необходимое для больных. Дальше сдвинуться пока не получается.

Просто любить

Марина Агкацева – психотерапевт, врач высшей категории, работающая в выездной бригаде тверского хосписа с момента его открытия, так объясняет особенность и необходимость такого учреждения-стационара:

– Только в условиях хосписной помощи можно найти необходимое пространство, чтобы быть рядом с другим! Молчать или говорить. Плакать или смеяться. Просто изо дня в день жить рядом с пациентом, поддерживая его на этом этапе перехода. Задавать неудобные вопросы или отвечать на таковые, не табуировать тему смерти, а идти в нее, раскрывать экзистенциальные смыслы жизни и просто любить. Проверять себя на прочность и выносливость хаоса и неопределенности, когда рассыпаются в пух и прах все наши нарцистические амбиции и игры в достижения и вечную молодость, когда зияют наготой и остротой простые вопросы нашего существования: кто я? где я? куда иду? С кем по пути? С каким намерением проживаю свою жизнь в целом? И предположу, что эти люди, стоящие у края, нужны нам гораздо больше, чем мы им, так как наша трансформация через общение с ними еще может принести нам дивиденды, улучшить качество нашей жизни, наполнить ее новым смыслом и укрепить дух.

Статистика

В 2017 году в тверской хоспис «Анастасия» поступило 240 обращений. Оказана помощь в размещении в паллиативных отделениях 60 пациентам. 120 человек получили консультацию врача. На учете хосписа состояло 60 человек.
За 10 дней октября 2018 года поступило 10 обращений, из них по 5 – оказаны услуги врача хосписа, дано одно направление в стационар. В четырех люди высказали потребность в круглосуточных сиделках на дому.
Автор: Татьяна ИВАНЧЕНКО



Создание сайта Тверь - BK Company
© BKcmsLite
Тверской хоспис «АНАСТАСИЯ» © 2017 Все права защищены.
Использование материалов запрещено.