8(4822)36-06-46
8 906 654 58 22
8 915 737 92 57

«Какого черта опыт пыток человек получает в больнице?»


В правительстве обещают либерализировать закон о наркотических и психотропных веществах. Планируется увеличить количество обезболивающих лекарств и отменить уголовную врачам за ошибки с наркотическими обезболивающими, которые могли привести к тяжким последствиям для больного. Что об этом думают эксперты и люди, пережившие трагедию, выяснил «Online812».

Тема улучшения качества паллиативной помощи в России стала актуальная после того, как в 2014 году оборвалась жизнь контр-адмирала в отставке Вячеслава Апанасенко — он страдал от онкозаболевания, невыносимые боли привели к трагическому концу — пишет Newsru.com. Еще одним повод реформировать закон стала история врача Алевтины Хориняк,  на которую завели уголовное дело после того, как она выписала болеутоляющие лекарства страдающему онкозаболеванием пациенту. Хотя медика оправдали, стало известно, что около 38 % медицинских работников боятся назначать обезболивающие средства пациентам из-за возможного уголовного преследования. 
 
Политолог Глеб Кузнецов на своей странице в Facebook довольно эмоционально заметил, что главная задача медицины — избавление человека от страданий:
 
-  Неиспытывание пациентом физической боли – это главный измеряемый KPI здравоохранения.
 
Боль – это вещь очень понятная и честная. Я знаю (и тысячи людей знают – это несложно), как создать любую статистику по заболеваемости и смертности. Два-три движения с табличками, и материнская смертность, или младенческая, или онкологическая у вас сдвинется куда угодно. Хотите 100% трупов у нас будет кардиологическими, хотите – нет, хотите уберем смертность по проблеме Х, хотите привлечем к этой проблеме внимание. Это вообще не вопрос, кабинетная работа.
 
Но боль, страдание – это вещь, которую табличками не поправишь. И это то, что понимает любой. Нам всем было больно в жизни, нам всем будет больно в той или иной ситуации. Но когда люди кончают с собой от боли, когда люди орут и страдают от боли в очередях, когда люди заглушают боль черт знает чем – это моральная катастрофа отрасли.
 
Сегодня я узнал про очередную историю боли, пытки и страданий в медицинском учреждении, про то, как в течение многих часов рабочего дня было наплевать на пациента персоналу этого медучреждения, федерального медучреждения, с высоким, мать его, статусом и репутацией.
 
Как так? Я не понимаю. 20 лет назад меня учили, что медицина – это гуманистическая профессия. С этого тогда начинали и этим заканчивали. Мы – студенты – это слышали, мы в это верили. Я в итоге не стал врачом, потому что не верил в себя в этом смысле. Я не чувствовал себя достаточно гуманным, чтобы пойти в палату, пойти к больным. А сегодня я не знаю как защитить от т. н. "врачей", их безответственности, непрофессионализма моих близких.
 
Что произошло? Как это исправить? Я не знаю. У меня даже гипотез нет. Моральная катастрофа, отсутствие этики, полное игнорирование деонтологии. А на выходе даже не то, что кто-то кому-то пятерку сует (это московские расценки), а физическое страдание. Невыносимое. Жуткое. То, чего не должно быть ни для хорошего, ни для плохого человека.
 
Когда наконец через много часов боли пациент получил терапию, она сказала мне: "Как же ужасны те пытки, о которых пишут в газетах, я не понимаю, как я это выдержала". На что я, грубиян и циник, ответил: "В ментовке это еще куда ни шло, но какого черта это происходит в больнице?"
 
Какого черта опыт пыток человек получает в больнице? Что должно произойти, чтобы врачи вспомнили, кто они и зачем они? Я – человек, который изучал медицину много лет назад, – сегодня этого не понимаю.
 
Из опроса фонда помощи хосписам «Вера» известно, что за 2010-2015 годы правоохранительные органы возбудили 153 уголовных дела в отношении медицинских работников за нарушения правил оборота наркотических лекарственных средств.
 
Директор Московского центра паллиативной помощи Нюта Федермессер  на своей странице в фейсбуке заметила, что деньги, выделенные из федерального бюджета на развитие проекта паллиативной помощи обязательно будут направлены в регионы. Как пишет РБК, в 2018 году на организацию по уходу за тяжелобольными власти планируют направить 4,3 миллиарда рублей.
 
В ответ на комментарий Федермессер, пользователь фейсбука Любовь Красоткина поделилась историей из личного опыта:
 
- Я видела, каково приходится паллиативным больным в одной из ЦРБ (районная больница) в Белгородской области. Разместили одиннадцать паллиативных коек в терапевтическом отделении . И лежат эти пациенты в палатах , где 5-6 больных , рядом лежат люди с инфарктами и другими заболеваниями. Однажды ночью мужчина , страдающий онкологическим заболеванием, кричал всю ночь. Не спало всё отделение и люди смиренно переносили этот ужас. Я пошла искать медсестру, еле достучалась в комнату медперсонала. Медсестра вышла недовольная , а что, мол, мне надо ? Я потребовала найти для начала врача, она пообещала искать , сказав при этом рассерженно : < Мы обезболили , чем было ! Что еще ? Утром этого пациента в отделении уже не было. И это Белгородская область! Не самая бедная в России. 

http://www.online812.ru



Создание сайта Тверь - BK Company
© BKcmsLite
Тверской хоспис «АНАСТАСИЯ» © 2017 Все права защищены.
Использование материалов запрещено.